Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Кубоид Мориса Эшера

Троллинг 1923 года

     В двадцатые было принято собирать деньги на разнообразные цели - в данном случае в пользу Воздушного Флота - публикуя в газете так называемые "вызовы", например: "Я, Вадим Зеленков, вношу один червонец и прошу последовать моему примеру Ивана Петрова, Петра Сидорова и Сидора Иванова". Читайте об этом здесь.
     Внес червонец и Язэп Дыла, писатель и общественный деятель. И призвал многих своих коллег и друзей откликнуться уже на его призыв. Призвал на беларускай мове.
     Судя по всему, успеха призыв не имел. И тогда Осип Дыло (sic!) повторил призыв уже по-русски, указав: "Мой вызов был помещен на белорусском языке и, видимо, «за неграмотностью», не все го прочитали".
     Да-да. Янка Купала, Змитрок Бядуля, Цишка-Гартны (sic!) и многие другие персоны из списка наверняка имели проблемы с белорусским языком!
     Увенчался ли успехом второй призыв, пока не знаю. Но троллинг хорош.

Collapse )
  
promo vadim_i_z august 4, 2016 08:18 65
Buy for 100 tokens
ПРЕДИСЛОВИЕ ПУБЛИКАТОРА В одном из эпизодов повести Анатолия Рыбакова «Кортик» (время действия – начало двадцатых годов прошлого века) участники школьного драмкружка выбирают пьесу для постановки. – «Иванов Павел», – предложил Слава. – Надоело, надоело! – отмахнулся Шура. – Избитая,…
Кубоид Мориса Эшера

Готовимся к ремонту

     Понятно, что имелось в виду "отправить с нáрочным" и что этим нáрочным буду я сам. Это не проблема, я часто хожу мимо ЖКХ - заодно узнаю про сроки капремонта.
     Менее понятно наречие "нáрочно". Оказывается, сейчас оно в большой моде у бюрократов. Ужас какой, не знал.
     Но вот что интересно: сколько "собственников и нанимателей" правильно поставит ударение в этом слове и, главное, правильно поймет его смысл?
Кубоид Мориса Эшера

Итак...

По закону подлости в день отъезда снова настала хорошая погода и на пляжах вывесили белые флаги.
Увы, нам поплавать за 12 дней толком не удалось. Зато морской воздух, запах сосен, грузинская кухня...
Ничего, мы сюда ещё вернёмся!

Кубоид Мориса Эшера

Ветеран

Машина рычала, дрожала и сдвинулась с места только с третьей или четвертой попытки.
Что и не удивительно, если посмотреть на номер: такие, белые на черном фоне, выдавали до 1980 года.

 
Кубоид Мориса Эшера

Глубокое. Торговый объект

Самые высокие зарплаты в Глубоком не там, где производят знаменитую сгущенку, а в учреждении, которое нельзя фотографировать.
Зато можно фотографировать его фирменный магазин (снято через окно автобуса, отсюда блики).

 
Кубоид Мориса Эшера

Глубокое. Люди, львы и другие

После разговора о Кагальном озере пройдемся по его окрестностям. Глубокое славится обилием городской скульптуры - как всегда. хорошей... и разной.

Неизбежный в белорусской ландшафтной архитектуре лев. Ох, сколько же их таких на свете...


А вот это уже серьезно. «Дзед-глыбачанiн», пожилой человек, который пишет что-то под сенью знаменитых глубокских храмов - это краевед Александр Соболевский. Памятник работы Александра Тухто был открыт летом 2015 года.
Collapse )

А рядом золотая рыбка
Collapse )
готовая выполнить любое Collapse )

Нетипичная для города гроздь винограда:
Collapse )
Нетипичная потому, что растительным символом Глубокого является, конечно вишня, о которой будет особый разговор.

На берег озера приходят молодожены. Постояв в беседке, проходят на счастье через подкову
Collapse )

и проходят мимо символа любви (кажется, даже с кардиограммой!):
Collapse )

Пафос, правда, несколько сбивается содержимым сердца:
Collapse )

А наверху молодых супругов ожидает назидательная композиция:
Collapse )

Пафос, впрочем, сбивается и здесь: рифма «семья-храня», мягко говоря, небезупречна и последние слова почему-то хочется заменить на «ведь всё - фигня!»
Collapse )

Прогулку по Глубокому продолжим позже.
Кубоид Мориса Эшера

Глубокое. Старое еврейское кладбище

Как и в других белорусских городах и местечках, еврейское население Глубокого было почти полностью уничтожено нацистскими оккупантами, подробный рассказ об этом здесь, здесь, здесь и здесь. Не пощадили даже мертвых: