Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

promo vadim_i_z august 4, 2016 08:18 50
Buy for 100 tokens
ПРЕДИСЛОВИЕ ПУБЛИКАТОРА В одном из эпизодов повести Анатолия Рыбакова «Кортик» (время действия – начало двадцатых годов прошлого века) участники школьного драмкружка выбирают пьесу для постановки. – «Иванов Павел», – предложил Слава. – Надоело, надоело! – отмахнулся Шура. – Избитая,…
Кубоид Мориса Эшера

Докапывайтесь до основанья, до корней, до сердцевины



Ошибки в выборе модели
     Эти ошибки могут происходить от разнообразных причин. Самой очевидной является непонимание ситуации, приводящее к выбору неадекватных гипотез. Яркий пример привел английский астроном А. Эддингтон: рыбак, который ловил рыбу только одной сетью, решил, разглядывая свои уловы, что наименьшие среди пойманных рыб — это самые маленькие рыбы в море; он допустил грубую ошибку, не учитывая важную особенность ситуации — определенный размер ячеек сети.
     Другой пример приведем из практики автора этой книги. Приходя утром на работу, он замечал, что пол его комнаты влажный, так как уборщица его протирала мокрой тряпкой перед началом работы. Как-то, включив сразу же вентилятор, автор обратил внимание на то, что вскоре та половина пола комнаты, где стоял вентилятор, совершенно просохла, тогда как другая половина пола еще оставалась сырой. Автор решил, что это явление связано с воздушным потоком, создаваемым вентилятором, и попробовал произвести проверочные прикидки, но по прикидкам необходимая мощность вентилятора оказалась непомерно большой. Вопрос разъяснился, когда то же явление было обнаружено и при неработающем вентиляторе: попросту выяснилось, что смочив тряпку один раз, уборщица протирала ею весь пол в определенном порядке и потому одна половина пола оказывалась смоченной сильнее, чем другая. Таким образом, в этом примере модель была основана на первой попавшейся на глаза причинно-следственной связи, бесконтрольно принятой за основную, что и привело к грубой неадекватности модели явлению.
 
Кубоид Мориса Эшера

По каналу "Культура" идёт американский фильм "Великая тайна математики"

Из него я узнал, как был открыт Нептун: оказывается, Уран столкнулся (sic!) с каким-то неизвестным небесным телом, и этим телом оказалась неизвестная доселе планета.
Одна надежда, что это переводчик так напереводил. Сказал же незадолго до этого закадровый голос "беспрецеНдентный".
И всё-таки...
Кубоид Мориса Эшера

Таблоиды не только читают. Им ещё и верят!..

     На остановке рядом со мной ожидают автобуса две женщины - одна лет пятидесяти, другой под семьдесят, если не больше.
     Та, что постарше:
     - А самое страшное - я об этом читала в газете - что в 2022 году прилетит астероид, который уничтожит всё на Земле.
     Собеседница попыталась её разубедить, но, кажется, безуспешно.
     Вот так.
 

Кубоид Мориса Эшера

Тайна космодрома Мирза-Чарле (пост 2007 года)

Оригинал взят у vadim_i_z в Тайна космодрома Мирза-Чарле
Как минимум дважды в офлайновых интервью Борису Стругацкому задавали вопрос о том, где же находится этот загадочный космодром.

  1. Мирза-Чарле - городок в советской Средней Азии. На некоторых картах он обозначен, но в какой из (бывших) республик располагался, я уже не помню. По-моему, в Узбекистане (20-11-2003).
  2. Город Мирза-Чарле мы нашли в свое время в каком-то (большом) атласе, и располагался он (городок) где-то в советской Средней Азии. Это звучит странно, но все мои попытки найти этот городок в атласе опять, -попытки, затеиваемые в новейшие времена неоднократно! - так более и не увенчались успехом. То ли атласы попадались не те, то ли с памятью какой-то перебой... Может быть, Вам повезет больше? (22-03-2007)

Что ж, будем искать...




И нашли, смотрите по ссылке.
Кубоид Мориса Эшера

Анатолий д’Актиль, 1928 год

    Были дни...
    Среди пернатых, призывая и волнуя, реял гордый Буревестник, черной молнии подобный, и вопил – обуреваем духом пламенного бунта:
    – Бури! Бури! Дайте бурю! Пусть сильнее грянет буря!
    Напророчил Буревестник несказанные событья...
    Буря грянула сильнее и скорей, чем ожидалось. И в зигзагах белых молний опалив до боли перья, притащился Буревестник, волоча по камням крылья: так и так, мол, Буревестник. Тот, который... Честь имею.
    И сказали буйной птице:
    – Мы заслуги ваши ценим. Но ответьте на вопросы общепринятой анкеты: что вы делали, во-первых, до семнадцатого года?
    Вздыбил перья Буревестник и ответил гордо:
    – Реял.
    – Во-вторых, в чем ваша вера? Изложите вкратце credo.
    Покосился Буревестник:
    – Я предтеча вашей бури. Верю в то, что надо реять и взывать к ее раскатам.
    – В-третьих: ваша специальность? Что умеете вы делать?
    Покривился Буревестник и сказал:
    – Умею реять.
    – Ну а чем служить могли бы в обстоятельствах момента?
    И, смутившись, Буревестник прошептал:
    – Я реять мог бы!
    – Нет, – сказали буйной птице. – Нам сейчас другое нужно. Не могли бы вы, примерно, возглавлять хозучрежденье? Или заняли, быть может, пост второго казначея при президиуме съездов потребительских коопов? Или в области культуры согласились по районам инспектировать работу изб-читален и ликбезов? Или, в крайности, на курсах изучили счетоводство и пошли служить помбухом по десятому разряду?
    – Ах! – промолвил Буревестник. – Я, по совести, не мастер на ликбезы и коопы, на торговые балансы и бухгалтерские книги... Если реять – я согласен!
    Почесались на такие буревестниковы речи – и свезли назавтра птицу без особого почета в помещение музея при «Архивах революций»: отвели большую клетку, подписали норму корму и повесили плакатик: «Буревестник. Тот, который...»
    Мало кто, в музей забредши, между многих экспонатов отмечает с уваженьем запылившуюся клетку.
    Только я, седой романтик, воспитавшийся на вольных буревестниковых криках, живо помнящий те годы, в кои над морским простором гордо реял Буревестник, черной молнии подобный, и вопил, обуреваем духом пламенного бунта: «Бури! Бури! Дайте бурю! Пусть сильнее грянет буря!»... только я, седой романтик, прихожу по воскресеньям в помещение музея, приношу обрюзгшей птице канареечное семя, заменяю в ржавой банке застоявшуюся воду и – с оглядкой на прохожих – говорю не очень громко:
    – Пребывай себе в почете, птичка Божья – Буревестник!