Иронический наблюдатель (vadim_i_z) wrote,
Иронический наблюдатель
vadim_i_z

Categories:

«Минск, столица Белоруссии»

     В феврале 1927 года в девятом номере популярного журнала «Огонек»  появился очерк о Минске. Написал его корреспондент журнала Марк Тарловский. Сейчас мы помним его преимущественно как поэта — читайте о нем в Википедии, в послесловии к сборнику «Молчаливый полет» или в статье Вадима Перельмутера «Торжественная песнь скворца, ода, ставшая сатирой» («Вопросы литературы» № 6, 2003).
     Не буду писать подробную аннотацию, ограничусь заключительной фразой: Так уживаются в одной внешней оболочке два противоречащих друг другу города: Минск — провинция и Менск — столица.

     700 километров отделяют столицу Советской Белоруссии, Минск, от столицы Советского Союза — Москвы. И только 30 километров отделяют Минск от польской границы. От этого город кажется как бы обращенным на восток, затылком к западу. По рельсам, по проводам, бегущим между Минском и Москвой, перекатываются волны взаимного живого общения. Рельсы, убегающие на запад, к Негорелому, поблескивают холодом и официальностью. Оживление соединительной магистрали Минск — Москва сменяется сосредоточенной дипломатической тишиной линии Москва — граница.
     Вокзал. Странный вокзал. Деревянный, почти сарай. Был он когда-то каменным, но, подобно многим зданиям города, был разрушен в годы войны. Другой минский вокзал, вокзал харьковской ветви, был тоже разрушен, но его удалось восстановить.
     „Менск“ — так гласит белорусская надпись на здании вокзала. А под нею название Минска выведено на трех языках: русском, польском и еврейском. Белоруссы, русские, поляки и евреи — основное население Минска,
     Сейчас, как и перед мировой войною, в Минске 120.000 жителей. 40% жителей — белоруссы, 50 с лишним проц. — евреи, остальные — русские и поляки.
     Минск сильно пострадал в свое время от военных действий.
     Еще в пору империалистической войны немцы избрали этот город мишенью для своих воздушных набегов. По словам жителей, германские аэропланы появлялись тогда над городом ежедневно с такой аккуратностью, что по ним можно было проверять часы.
     Несколько раз город переходил из рук в руки. Бои, и очень ожесточенные притом, происходили на улицах. И сейчас, проходя по этим самым улицам, невольно удивляешься тому, как мало сравнительно осталось следов разрушений. Но это объясняется тем, что Минск быстро восстанавливается. На месте разрушенных особняков строятся новые большие дома — общежития.
     Минск растянулся на 8 километров с севера на юг и на 6 километров с востока на запад. Длина его окружности равняется 30 километрам. Но все это обширное пространство, за исключением небольшого сравнительно центра, застроено низенькими деревянными домами и похоже скорее на предместье, чем на город. Однако, центральная часть с полным правом может носить название города. Тут улицы прямые, довольно широкие и застроены большими зданиями (хотя 6-этажиый дом на площади Свободы — бывшая Соборная, теперь „пляц Волі“ — считается в Минске „небоскребом"). А один перекресток (угол Ленинской и Советской улиц) даже очень напоминает московские перекрестки своим движением, оживленностью и деловитостью.
     Грязь в Минске старая, выдержанная. Досталась она минскому коммун. хозяйству от дореволюционных времен. Ей благоприятствует очень многое: прежде всего, климат местности — сырой, слякотный, переменчивый. Затем, скверное качество минских мостовых, а местами и полное их отсутствие. Далее — особые свойства тротуаров, которыми в Минске служат деревянные мостки. Те самые деревянные мостки, которые когда то покрывали и московские улицы. И, наконец, самый ретивый пособник минской грязи — это ужасная городская канализация. Собственно, канализации в том смысле, как ее понимали в больших городах, Минск никогда не знал — просто вдоль всех его улиц по обеим их сторонам, прорыты канавки, по которым зимою и летом текут сточные воды. Эти зеленоватые струи отнюдь не способствуют очищению минского воздуха. А жаль — воздух в Минске мог бы быть очень хороший. По всему городу и вокруг него разбросано множество зеленых пространств. Лучший  в городе сад, омываемый тихой Свислочью — это солидный клин подлинной окрестной природы, врывающейся почти в самый центр города
     Особенной грязью пропитана старая часть города, населенная мелкими ремесленниками. В этой части протекает речка Немига, когда-то славная, и, как предполагают, та самая, которую воспел автор „Слова о полку Игореве". Ведь Минск существует нс менее 900 лет и его история чрезвычайно богата, хотя материальных памятников этой истории в Минске сохранилось очень немного. Но о славном прошлом Немиги помнят только ученые, а жители Минска проклинают ее за то, что она загрязняет и заболочивает наиболее густо заселенную часть города, мешая уличному движению и служа источником заразы. В настоящее время на значительном протяжении ведутся капитальные работы по заключению этой злосчастной речушки в трубу, подобно Московской Неглинке. Работы эти сильно затрудняются тем, что Немига прорыла на своем пути глубокий овраг, и на засыпку должно уйти много земли.
     В скором времени в Минске начнется постройка электрического трамвая. А пока по улицам бегают вагоны конки, под оглушительный колокольный звон и крики вагоновожатого. Звон предназначается для прохожих, а крики для „двигательного мотора", который состоит из двух „лошадиных сил". На под'емах припрягается третья „лошадиная сила". Вагончики конки часто сходят с рельс, что отнюдь не означает катастрофы, остановки движения и вызова санитаров. Ничего подобного! — Тут применяются два средства, одинаково сильно действующие на спятивший вагон: во-первых, даётся задний ход. Это значит, что лошадей припрягают с другой стороны. Если „задним ходом" вагон не удается поставить на рельсы, кондуктор, подобно капитану корабля, об'являет „авральные" работы, и тогда все пассажиры выходят из вагона, чтобы, подперев его своими боками, впихнуть на должное место. При таком способе действий успех обеспечен. Приезжий человек, если-бы он полюбопытствовал с'ездить конкой на Троицкую гору (одна из окраин), был бы поражен оригинальным способом переправки пассажиров через Свислочь, где недавно ремонтировался мост. Вагон останавливался у какого-то дома, кондуктор об'являл „пересадку", пересчитывал своих пассажиров, как цыплят, и говорил им властным тоном — „идите за мной". После этого он вел их в ворота дома, проводил двором, залитым большую часть года жирною и глубокою грязью, и выводил на берег Свислочи, где взорам пересадочников открывался мост, а за ним вагон конки, терпеливо их дожидавшийся.
     Кроме конки, но городу курсирует несколько маленьких автобусов. Останавливаются они где угодно и когда угодно, по желанию публики.
     Поэтому некоторыми шутниками не рекомендуется прикасаться рукою к шляпе или к носу, когда проходишь по улице, в виду приближающегося автобуса: предупредительный шофер может это принять за попытку к сигналу и остановить машину.
     Но шутки шутками, а главное вот в чем: в Минске есть нечто такое, за что ему прощается его техническая отсталость от других столиц. Это — его роль очага белорусской культуры.
     Сгруппировавшиеся на одной центральной площади („пляц Волі") Исполнительный Комитет, Совнарком и наркоматы, разбросанный по отдельным зданиям города государственный университет, институт белорусской культуры, государственный музей („Беларускі Дзяржауны Музей"), Белорусский театр („Першы Беларускі Дзяржауны театр") и его студня, клубы, школы, библиотеки и т. д. — отовсюду брыжжет новая национальная культура. Она развивается стремительно и бурно, как растение, которое не только нашло для себя благоприятную почву, но которое к тому же усердно культивируется. И если наркомагы и Исполнительный Комитет на площади Свободы, как необходимейшие атрибуты советской власти, уже никого удивить не могут, то все остальные названные нами учреждения могут удивлять и удивляют, потому что и университет и музей созданы только после революции.
     Они существуют как определенные реальные ценности не только в белорусском, но и во всесоюзном масштабе,
     В университете обучаются 21/2 тысячи студентов, и многие его преподаватели являются крупными учеными (особенно филологи, что вполне понятно в Минском университете, являющемся прежде всего рассадником национальной белорусской культуры).
     „Институт белорусской культуры" развился в своеобразную национальную академию.
     Минский музей довольно содержателен. Но полнотой отличается только этнографический отдел, и здесь, как и во всем, видно стремление прежде всего выявить национальный облик белоруссов. Рядом с образцами белорусской материальной культуры в музее отведено место и образцам еврейской культуры (евреи составляют 10 — 13% всего населения Белоруссии).
     Белорусский театр усердно посещается публикой.
     В Минске издается газета „Звезда" на русском языке и газета „Савецкая Беларусь" на белорусском. Печатается много белорусских книг.
     Еще несколько слов о минской промышленности. В ней занято около 4.000 человек. Три дрожжевых завода и большой пивной „бровар" поставляют свои изделия за пределы Белоруссии. Чугунно-литейный завод „Энергия" обслуживает местные нужды.
     Так уживаются в одной внешней оболочке два противоречащих друг другу города: Минск — провинция и Менск — столица.
     М. Тарловский.




 
Tags: поэты, старые журналы, старые снимки, транспорт
Subscribe
promo vadim_i_z august 4, 2016 08:18 50
Buy for 100 tokens
ПРЕДИСЛОВИЕ ПУБЛИКАТОРА В одном из эпизодов повести Анатолия Рыбакова «Кортик» (время действия – начало двадцатых годов прошлого века) участники школьного драмкружка выбирают пьесу для постановки. – «Иванов Павел», – предложил Слава. – Надоело, надоело! – отмахнулся Шура. – Избитая,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments