June 19th, 2010

promo vadim_i_z august 4, 2016 08:18 50
Buy for 100 tokens
ПРЕДИСЛОВИЕ ПУБЛИКАТОРА В одном из эпизодов повести Анатолия Рыбакова «Кортик» (время действия – начало двадцатых годов прошлого века) участники школьного драмкружка выбирают пьесу для постановки. – «Иванов Павел», – предложил Слава. – Надоело, надоело! – отмахнулся Шура. – Избитая,…
Кубоид Мориса Эшера

"Минский курьер" о Якове Зельдовиче

http://mk.by/2010/06/04/21794/

Увы, андронный коллайдер.
Увы, идиотское название Прометей из  Минска, казалось бы,  решительно невозможное после этой повести Александра Житинского.

Но - хорошо, что написали.
Кубоид Мориса Эшера

Леонид Левин о мемориальном комплексе "Хатынь"

  • Если уж вспоминать предысторию, то надо сказать, что идея мемориала мирным жителям, погибшим от рук фашистов, принадлежала Петру Машерову. По его личной просьбе мы с Занковичем делали памятник партизанам, воевавшим в Россонах. На открытии Петр Миронович попросил нас увековечить память деревни Велье, сожженной немцами на Витебщине. Проектное предложение, которое мы сделали, его поразило. В это время Петр Машеров стал первым секретарем ЦК. Он предложил реализовать идею в другом месте, ближе к столице. Выбрали Хатынь.
  • Известно, что с произведениями, выдвинутыми на Ленинскую премию, знакомилась сама Фурцева – министр культуры СССР. Ее реакция ошеломила минских архитекторов.
    Из книги Леонида Левина «Хатынь»:
    «В назначенное время появляется Екатерина Алексеевна Фурцева.
    - Как? Кто? Почему Москва не знала? Это что за работа? Это же издевательство над искусством! Что скажут потомки, когда увидят такого старика? Оборванного, несчастного… Неужели нельзя было поставить фигуру солдата, спасшего детей? …Кто разрешил все это?.. Здесь и близко нет НАШЕГО искусства! Работу нельзя выдвигать на премию, тем более – Ленинскую. Памятник нужно сносить. Под бульдозер».
    Сегодня трудно сказать, как восприняли эту реакцию члены комитета по Ленинской премии, однако известно, что 1 апреля 1970 года на тайном голосовании объединенного пленума из 38 человек за «Хатынь» проголосовали 36. Архитекторы Юрий Градов, Валентин Занкович, Леонид Левин и скульптор Сергей Селиханов стали лауреатами. Единственная на весь Союз премия за архитектуру ушла в Беларусь.

Полный текст