Иронический наблюдатель (vadim_i_z) wrote,
Иронический наблюдатель
vadim_i_z

Category:

Пушкин в Минске

Известно, что в дореволюционные времена не было принято называть улицы именами знаменитых людей. Одним из немногих исключений в нашем городе стала Пушкинская улица, названная так к столетию со дня рождения поэта (сегодня она существует под другим названием - Физкультурная).
Но почему же именем великого человека названа улица не в центре, а на южной окраине города, называвшейся Козырево (фрагмент плана того времени - на рисунке)?
Ответ дает заметка "А.С.Пушкин в Минске", опубликованная в малоизвестном бюллетене "Исторические разыскания по Минской губернии" в майском выпуске за 1902 год за подписью П.А.
В 1824 году Пушкин возвращался из южной ссылки в Михайловское. Путь его пролегал через Могилев, где восторженные почитатели устроили торжественную встречу: Восторг был неописанный. Пушкин приказал раскупорить несколько бутылок шампанского. Пили за все, что приходило на мысль: за здоровье няни, Тани и за упокой души Ленского. Но это для нас не было достаточно: в восторге, что между нами великий поэт Пушкин, мы взяли его на руки и отнесли, по близости, на мою квартиру (я [мемуарист А.П.Распопов - В.З.] жил вместе с корнетом Куцынским). Пушкин был восхищен нашим энтузиазмом, мы поднимали на руки дорогого гостя, пили за его здоровье, в честь и славу всего им созданного. Пушкин был в самом веселом и приятном расположении духа...
Как следует из заметки П.А., кому-то из встречавших удалось уговорить Пушкина сделать небольшой по масштабам всего путешествия крюк и заехать в Минск. Поэта принимали на одной из дач (напомню, что часть нынешней улицы Маяковского в том районе называлась Дачным проспектом). Снова шампанское, много разговоров о Петербурге, откуда были родом гостеприимные хозяева, и закончилось всё игрой в карты у инженера Германа Неморшанского, в которой Пушкину крупно не повезло. Все были страшно сконфужены и хотели вернуть Александру Сергеевичу проигранные деньги, но тот наотрез отказался и уехал в мрачном расположении духа. Через девять лет в Болдине Пушкин вспомнит имя своего соперника по игре, добавит одно "н" и превратит его в фамилию персонажа "Пиковой дамы"... правда, в отместку заставив его не выиграть, а проиграть!
Много лет спустя городская управа искала названия для улиц вошедшего в городскую черту района. Вспомнив о давнем визите, потомки Германа Неморшанского предложили назвать улицу, где стояла дача, предоставившая поэту ночлег, Пушкинской. Соседняя - где шла пресловутая игра - стала Германовской. Улица же, по которой коляска Пушкина въехала в город и, прогуливаясь по которой, говорили о Петербурге, стала Большой Морской (этот топоним, единственный из всех, сохранился по сей день, правда, трансформировавшись под влиянием белорусского языка: Большая Морская - Вялiкая Марская - Вялiкаморская - Великоморская).
По понятным причинам Пушкин не любил вспоминать о своём визите в Минск - да это было бы и небезопасно, так как означало недозволенное отклонение от предписанного маршрута возвращения из ссылки под своего рода домашний арест. Поэтому в официальную биографию поэта этот эпизод не вошел - но, согласитесь, он все-таки заслуживает внимания!

P.S. См. важное дополнение к посту.
Tags: Пушкин, история
Subscribe
promo vadim_i_z august 4, 2016 08:18 50
Buy for 100 tokens
ПРЕДИСЛОВИЕ ПУБЛИКАТОРА В одном из эпизодов повести Анатолия Рыбакова «Кортик» (время действия – начало двадцатых годов прошлого века) участники школьного драмкружка выбирают пьесу для постановки. – «Иванов Павел», – предложил Слава. – Надоело, надоело! – отмахнулся Шура. – Избитая,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments