Кубоид Мориса Эшера

Вспомнилось

     Работая в школе в начале девяностых, помимо прочего вел факультатив по информатике.
     - И чем там у вас занимаются дети?- спросила завуч.
     - Пишут программы.
     - Как они могут?- изумилась милейшая В.Ф.- У них же нет методического образования!
promo vadim_i_z august 4, 2016 08:18 50
Buy for 100 tokens
ПРЕДИСЛОВИЕ ПУБЛИКАТОРА В одном из эпизодов повести Анатолия Рыбакова «Кортик» (время действия – начало двадцатых годов прошлого века) участники школьного драмкружка выбирают пьесу для постановки. – «Иванов Павел», – предложил Слава. – Надоело, надоело! – отмахнулся Шура. – Избитая,…
Кубоид Мориса Эшера

Чем жил Минск девяносто лет назад

  • Площадь Троцкого - это в Кошарах. В 1929 году она, конечно, уже давно была переименована, но преподаватель Музыкального Техникума за политикой не следит. Напрасно! Лет через восемь ему это объявление вполне могут припомнить...
  • Артель "Пугблеск" (имя-то какое!) знает, что делать со старыми пластинками!
  • "Красный лаечник" не лает, а производит это. Так что сырейный товар (сейчас бы сказали просто "сырые кожи") артели очень нужен.
  • И жалко корову черной масти с вырезанными на правом боку инициалами. 3-68, если что, телефон организации под загадочным названием "Центральны склад і транспарт", что на Комсомольской, 23.
Кубоид Мориса Эшера

Ещё два объявления

  И пряник (вознаграждение), и кнут ("по закону").
Похоже, что заведующему клубом грозила опасность сорвать гастроли московского артиста.
 
 Это объявление, судя по обещанной компенсации, обращено не столько к нашедшему, сколько к укравшему.
Подобные объявления в двадцатые годы были нередки, смотрите пример. И оцените обращение: "Товарищ вор".
 
Кубоид Мориса Эшера

Из старой газеты

     Иногда для того, чтобы понять смысл газетного объявления давних лет, приходится заглядывать в словари.

     Даль: Переды сапожные, головы, оголовки; часть, обнимающая лапу, ступню и составляющая с задниками, голенищами, подошвой и каблуками целый сапог.

     О том, что такое "посадочная мастерская", рассказал Георгий Андреевский в книге «Повседневная жизнь Москвы на рубеже XIX-XX веков».

Collapse )

     В Минске 1927 года, наверное, таких ужасов уже не было, но все равно производство, мягко говоря, неэкологичное.